• White Vkontakte Icon
  • White Facebook Icon
  • White Instagram Icon
  • White Pinterest Icon
  • White Twitter Icon
  • Алексей

В Эстонии собираются привлекать негодных к строевой службе к службе в кибервойскам

Комиссия парламента Эстонии по государственной обороне ознакомилась с деятельностью командования кибервойск, созданных в августе 2018 года и подчиняющихся министерству обороны, пишет один из эстонских средств массовой информации. Депутаты считают, что необходимо законодательно определить порядок организации киберобороны в военное время, а к службе в кибервойсках можно привлекать молодых людей, по состоянию здоровья не пригодных для строевой службы.


Председатель комиссии Ханнес Хансо рассказал, что создание кибервойск в рамках десятилетней программы развития Сил обороны — очень важный аспект при повышении функциональности гособороны Эстонии. «Можно сказать, что речь идет о создании асимметричных возможностей. Наряду

фото: lenta . ru с традиционными функциями киберзащиты началась подготовка сил, способных участвовать в кибервойне», — заявил политик.


Со слов Хансо, у Эстонии очень большие амбиции в сфере киберобороны. Он имеет мнению, что в будущем могут потребоваться и соответствующие изменения в законодательстве.

Хансо подчеркнул, что командование кибервойсками подходит к делу весьма инновационно, всячески привлекая к своей работе солдат-срочников.


Член комиссии Йоханнес Керт внесли предложение четко определить порядок организации киберобороны в военное время, а также во время чрезвычайного положения. Помимо этого, он заметил, что к вопросам военной фото: en . wikipedia . org /Ханнес Хансо кибердеятельности можно привлекать

и тех, чье здоровье не отвечает, например, требованиям пехоты.


«Таким образом, этот вид войск подходит людям с определенными недугами, которые хотели бы внести свой вклад в комплексную оборону государства», — заявил Керт.

Как уже мы указали, что с начала августа в Эстонии начало действовать Кибернетическое командование — фото: rus . postimees . ee/Йоханнес Керт ведомство, в компетенции которого сосредоточились все вопросы по кибербезопасности в сфере, подведомственной местному министерству обороны.

«Киберзащита стала одним из трех приоритетов НАТО наряду с борьбой с терроризмом и обеспечением безопасности государств», - подчеркнул Керт.

Со слов Керта, США в прошлом году объединили координирование киберзащиты , а Великобритания утвердила новую оборонную стратегию, которая явно руководствуется принципами киберзащиты.

«Чемпионом в этом направлении все еще считают Эстонию», - импозантно сказал Керт. В прошлом году Эстония провела учения на тему киберзащиты и участвовала в нескольких подобных учениях за рубежом.

По замыслам Керта, кибератаки используют для поддержки политических, экономических и военных операций. «Если против Эстонии будут проводить какую-либо масштабную политическую или экономическую операцию, с большой долей вероятности ей будет предшествовать кибероперация», - подытожил Керт.

Керт так же выразил надежду, что Эстония не попадет в острую конфронтацию с силами, которые хотели бы проводить кибероперации.

Кет заметил, что в НАТО нет консенсуса по поводу того, применять ли 5-ю статью устава НАТО (эта статья обеспечивает коллективную безопасность, вмешательство других стран НАТО в случае нападения на одного из членов альянса. – Ред.) в случае кибератаки, но страны НАТО сотрудничают при отражении кибератак.


Торжественная церемония учреждения нового формирования прошла на территории батальона штаба и связи эстонских Сил обороны. Полной боеготовности новое формирование, в состав которого войдет около 300 человек, с наличием специалистов около 60 разных профессий должно достичь в

фото: lenta . ru не скором 2023 году.

Структура, которую начал возглавлять полковник Андрес Хайрк, находится в прямом подчинении командующего Силами обороны Эстонии. "В киберпространстве хорошо одно - количество не всегда имеет значение. Намного важнее качество. Именно поэтому главной целью создания эстонских кибервойск было собрать фото: lenta . ru/Андерс Хайрк все ресурсы для более эффективного их использования. Мы надеемся, что наша киберармия, ее командование будет настолько эффективным, насколько это возможно, и обучение состава подразделения будет осуществляться на максимально высоком уровне. С таким подходом количество людей будет не столь уж и важно", - рассказал Хайрк.

На вопрос, что же послужило мотивом и поводом для создания кибервойск в Эстонии, Андрес Хайрк заметил так: "Основная идея создания кибервойск и формирования их командования заключается в том, чтобы объединить различные части нашей оборонной системы, которые мы используем для работы в киберпространстве, для более эффективного использования ресурсов. Объединенный центр кибервойск поможет усовершенствовать защиту от потенциальных компьютерных угроз".

"Эффективность затрат является важным фактором для маленькой нации. Стоит иметь в виду, что характер войн и конфликтов сам по себе меняется, или уже изменился. Сейчас у любого конфликта есть также киберизмерение, тесно связанное с реальным. С подразделением, занимающимся обеспечением кибербезопасности мы будем лучше готовы к любым заданиям, которые нас ждут", - объяснил командующий. Андрес Хайрк также утверждал, что у кибервойск есть и наступательные способности, то есть, при наличии необходимости они в состоянии первыми нанести удар по врагам. 

"Чтобы уметь защититься, надо знать, как атаковать. Цель наступательных операций заключается в том, чтобы поразить врага в киберпространстве для сохранения собственного суверенитета и свободы действий. Независимо от развитых наступательных возможностей кибервойск, основной задачей нового подразделения является поддержка командования оборонительных сил Эстонии, а именно предоставление информации и ее защита", - подтвердил он.

"Наступательные кибервозможности, которые мы развиваем, будут использоваться для проверки безопасности собственных информационно-коммуникационных систем и создания реалистичной среды для учений оборонных подразделений. Например, во время недавних учений мы отправили фишинговые электронные письма, чтобы проверить, могут ли участники справиться с подозрительной рассылкой", - поделился Хайрк. "В случае войны или вооруженного конфликта мы будем поддерживать военные операции сил обороны в киберпространстве. Но опять же, только при необходимости, и если для этого будет правовая основа", - сделал вывод Андрес Хайрк. Он признал, что сейчас для его структуры одной из главных проблем является поиск квалифицированных кадров. «Это, конечно, серьезная задача, поскольку мы не всегда можем конкурировать с частным бизнесом. Основным источником кадров для поиска квалифицированного персонала являются волонтерская структура „Лига обороны“, резервные службы и призывники. IT-знания, которым учат в школах, могут быть применены в сфере обороны. Поэтому мы задействуем и исполняющих воинский долг призывников с определенным уровнем IT-навыков», — отметил полковник. Эстонцев не смущает небольшая, сравнительно с другими странами, величина их киберармии. Та же Германия планирует до 2021 года увеличить состав своих кибервойск до 13,5 тыс. человек, в американской киберармии уже сейчас 19 тысяч «воинов», в российской, если верить Deutsche Welle — как минимум тысяча. Но эстонцы, по их словам, намерены побеждать в битвах в виртуальном пространстве не числом, а умением.

Так же еще министр обороны Юри Луйк заявил, что «у всех современных войн с применением традиционных средств ведения войны есть и киберизмерение». Поэтому, по его словам, «создание фото: perepostil . ru/Юри Луйк киберкомандования — важный шаг к дальнейшему укреплению нашей безопасности». Министр добавил, что основная задача новой структуры — «проводить операции для оказания поддержки Минобороны и Силам обороны при выполнении стоящих перед ними задач, а также осуществлять защиту киберпространства». Одним из мотивов создание кибервойск могло стать заявления министра обороны Эстонии: «.... внешняя политика и международная безопасность — все это представляет собой гадание на кофейной гуще. За деятельностью России просто следует следить каждый день».


Киберкомандование северо-американских штатов получило полномочия совершать превентивные нападения на другие государства. Причинами для таких полномочий стала неэффективная борьба против террористов в Сети — теперь такая борьба должна стать эффективнее.


45-й президент североамериканских штатов расширил полномочия Киберкомандованию войск североамериканских штатов, что узнали из средств массовой информации еще 18 июня 2018года. Теперь кибервойска США получили возможности для перевентивного

фото: xakac . info нападения. Как сообщается, связано такое расширение полномочий с тем, что ранее командование кибервойск занимало исключительно оборонительную позицию, что не позволяло эффективно бороться с ресурсами террористов в Сети. Теперь, когда кибервойскам разрешили нападать, борьба должна стать эффективнее.

Новые полномочия позволяют военным хакерам вести подрывную деятельность в сетях иных государств «на грани военных действий». При этом, ограничений нет — действия будут вестись как против союзников, так и против вероятных противников.

В числе действий, которые будут предприниматься американскими кибервойсками — шпионаж в сетях, саботаж и диверсии в виде распространения вирусов и прочих специальных программ.


Как нам стало известно, отныне мы живем в мире кибервойн, кибервойск и командований официально, как недавно стало известно из заявления министра обороны РОССИИ.

Первопроходцами тут были США, оседлавшие технологическую волну информационных технологий — но кто при этом помнит, что одним из теоретиков информационного оружия был советский маршал? Это самое тихое оружие на свете, но оно может оказаться и самым эффективным, невиданным образом сочетая в себе физические и гуманитарные научные принципы.

Фото: tass . ru/ ИТАР-ТАСС /АВТОР: МИХАИЛ КЛИМЕНТЬЕВ/ Информационные технологии в течение ряда лет активно интегрируются в системы управления войсками . На фото: президент РФ Владимир Путин на полигоне Раевский (Краснодарский край) 29.03.2013 во время наблюдения за отработкой действий наземных сил, боевой и военно-транспортной авиации, кораблей ВМФ


Войска информационных операций


В Вооруженных силах России существуют войска информационных операций, заявил министр обороны страны Сергей Шойгу во время своего выступления на «правительственном часе » в Госдуме 22 февраля 2018 года. Обычно министр обороны выступает в Госдуме в закрытом режиме, но накануне Дня защитника Отечества заседание решено было сделать открытым.


В ходе обсуждения Владимир Жириновский предложил не забывать и о контрпропаганде — в  советское время в структуре Минобороны было специальное седьмое управление, напомнил он, и его можно воссоздать. «Сейчас нужна спецпропаганда, чтобы не только знать армию противника, но и подготовиться к работе с

фото: radiovan .fm/Жириновский населением», — заявил Жириновский.

«Просто хочу вам сказать, что четыре года как создано. Правда, оно не седьмое называется, а немножко по-другому. За это время созданы войска информационных операций, что гораздо эффективнее и сильнее всего того, что раньше мы создавали в направлении, которое называлось контрпропагандой. Потому что пропаганда должна быть тоже такой умной, грамотной», — объяснил в ответ министр.



Фото: expert . ru / Министерство обороны РФ

По словам главы комитета Госдумы по обороне Владимира Шаманова, войска информационных операций созданы прежде всего «для защиты интересов национальной обороны и противоборства в информационной сфере».


Конечно, для специалистов не секрет, что еще с начала 2000-х годов в России организованы курсы для офицеров, целью которых было повышение информационной грамотности. В 2014 году, приказом министра обороны РФ Сергея Шойгу, были созданы и получили штатную структуру в армии войска информационных операций, а при генеральном штабе создано кибернетическое командование. фото: polit . ru/Владимир Шаманов

Как мы узнали еще 12 мая 2014 года

из средств массовой информации со ссылкой на свой источник в Минобороны было опубликовано сообщение следующего содержания: «Предложение о создании такой структуры, предназначенной для кибернетического и информационного противоборства с вероятным противником, находилось в проработке не один год. Прошлогодние разоблачения экс- сотрудником ЦРУ Эдвардом Сноуденом глобальной электронной слежки со стороны АНБ США только ускорили процесс принятия решения».

По достоверным источникам, в состав войск информационных операций должны были войти части и подразделения в военных округах и на флотах, укомплектованные высококвалифицированными специалистами: математиками, программистами, инженерами, криптографами, связистами, офицерами радиоэлектронной борьбы, переводчиками и другими. Теперь не только о наличии, но и о высоком уровне новых, можно даже уточнить - принципиально новых войск официально объявил министр.

Экс-начальник Генштаба Вооруженных сил РФ (2004-2008 гг.) генерал армии Юрий Балуевский, комментируя сообщение Сергея Шойгу, рассказал, что победа в информационном противоборстве зачастую имеет большее значение, чем в классической фото: rusnext . ru/Юрий Балуевский войне. «Победа над противником в этой войне может быть намного важнее, чем победа в классическом военном противостоянии, так как она бескровна, а эффект поразительный, обескровливающий и парализующий все органы власти государства-противника», — заявил Балуевский.

Кибервойна — пятая область войны, после земли, моря, воздуха и космоса


Каждый день количество людей получающих доступ к интернету, в масштабах всего земного шара, неуклонно растёт. К 2017 году, по разным данным от 42 до 48% населения земли будут иметь возможность зайти в международную сеть. В день отправляются миллиарды электронных писем и сообщений, даже самые упертые ретрограды, уже не могут отрицать торжество информационной эпохи на планете Земля.

Но все эти сообщения, в том числе и секретные, могут быть уязвимы. Одно западных средств массовой информации описал кибервойну как «пятую область войны, после земли, моря, воздуха и космоса». Но насколько на самом деле в действительности реальна угроза вторжения в киберпространство любого государства, какие это несет опасности, и какие перспективы у этой, наиболее футуристичной части современной гибридной войны?

Совсем недавно, на фоне постоянно приходящих новостей якобы о вмешательстве «российских хакеров», в дела государств полуострова Евразии Европы и северо-американских штатов, был опубликован доклад одной аналитической фирмы. С сылкой на этот источник можно привести данные, согласно которым Россия тратит на свои киберподразделения около 300 млн. долларов в год. Суммарная численность служащих в соответствующих подразделениях сотрудников доходит до тысячи человек.

Но несмотря на высокий потенциал, Россия находится лишь на пятом месте, в неофициальном зачете по кибервойскам. США, Китай, Великобритания и Южная Корея, последовательно расположились в первой четверке. Причем количество служащих может доходить и до 20 тыс. человек, как в Китае, а финансирование — до 7 млрд долларов как северо-американских штатах. Стоит отметить, что и в иных странах есть свои, порой даже нашумевшие подразделения кибербезопастности, к примеру, как отряд 121 в Северной Корее, запомнившийся взломом американских серверов, на которых хранился шуточный фильм о Ким Чен Ыне.

Первопроходцами были американцы.


Глава Агентства национальной безопасности северо-американских штатов (АНБ, или NSA) генерал-лейтенант Кит Александр заявил о начале формирования кибервойск, как специального подразделения Стратегического командования США, 5 мая 2009 года. Главной задачей подразделения, по словам генерала, должна была стать защита страны от атак через компьютерные сети и обеспечение безопасности электронных систем. Однако как продемонстрировал Эдвард Сноуден, работавший на ЦРУ и то же АНБ, северно-американские штаты использовали свой силовой компьютерный потенциал не только для защиты сетей и систем, но и для достаточно активных действий, создав невиданную сеть глобальной слежки.



Фото: ttass . ru /АВТОР: МИХАИЛ МЕТЦЕЛЬ / Министр обороны РФ Сергей Шойгу и президент России Владимир Путин в Национальном центре управления обороной


Два поля боя и два принципа кибервойны


Как мы знаем, что в 21-м веке уже многие науки перешли на междисциплинарные условия существования, это значит, что для рассмотрения какой либо проблемы, нам необходимо исследовать её не только в рамках одной науки, но подключить и смежные дисциплины, а возможно и самые неожиданные подходы. Так исключением не могла стала и военная наука. У всех на слуху такие термины как гибридная, сетецентрическая, информационная война. Кибервойна в данном случае, синергетически, является в теории действиями сложных систем и соответственно входит в один из вышеописанных видов войн. В данном случае мы подразумеваем не классические средства радиоэлектронной борьбы, а именно информационные системы.


Начальник Генерального штаба Вооруженных сил России генерал армии Валерий Герасимов подробно разъяснял, что «в современных конфликтах все чаще акцент используемых методов борьбы смещается в сторону комплексного применения политических, экономических, информационных и фото:structure . mil .ru/Валерий Герасимов других невоенных мер, реализуемых с

опорой на военную силу». Писал генерал одной из российских газет статью с анализом опыта в Сирии.

Связанные глобальной сетью, спутниковыми передатчиками данных позиционирования, многоуровневой разведывательной системой из беспилотников-разведчиков, самолётов управления и спутников шпионов, современные армии развитых государств действуют как единое целое на неограниченном пространстве. В перерыве между иракскими кампаниями, проводимыми северо-американскими штатами, суммарная полоса пропускания военной сети Пентагона выросла в 7 раз, до 3 ГГц. И это за 12 неполных лет с 1991 по 2003 год. По понятным причинам мы не приводим, данные по современному развитию информационных военных систем в северо-американских штатах, но они имеют особую важность и доступны только хакерам.


Во время операции по принуждению Грузии к миру в 2008 году российское командование допустило многочисленные вынужденные ошибки в управлении частями на поле боя.



Беспилотных систем практически не было, связь работала неудовлетворительно, время принятия решений затягивалось. Дошло до того, что командующий 58 армией генерал Хрулёв из-за отвратительно проведенной разведки попал в засаду и был ранен.


За неполные 8 лет была проделана колоссальная работа по устранению этих недостатков. Вот что министр обороны РФ Сергей Шойгу рассказал о проведенной работе депутатам Госдумы 22 февраля: «В 3 раза повышена оперативность принятия решений по критически важным вопросам. Улучшены характеристики систем обработки данных. Для сравнения: российский Национальный центр превосходит объединённый центр управления вооружёнными силами Франции “Балар” в 19 раз по суммарному объёму хранимых данных и в 3 раза по вычислительной мощности. При этом комплекс зданий Минобороны России построен в 3 раза быстрее и в 2,6 раза дешевле, чем французский центр» — рассказал Сергей Шойгу.



Фото: expert . ru / Министерство обороны РФ

Информационная платформа Национального центра позволила нам собрать в единую мощную систему межведомственного взаимодействия 73 федеральных органа исполнительной власти, органы власти всех 85 субъектов Российской Федерации, 1320 государственных корпораций и предприятий оборонно-промышленного комплекса. Глава военного министерства особо отметил, про качественных возможностях Национального центра управления обороной, который круглосуточно осуществляет мониторинг и координацию 6500 мероприятий Плана деятельности Вооружённых Сил: «Впервые создано единое защищённое информационное пространство на федеральном, региональном и местном уровнях», — объяснил министр Сергей Шойгу.

Но информационная война тоже многолика. Во время и после упомянутого конфликта между Россией и Грузией информационная сфера тоже стала полем боя. Не только в боевых операциях и на дипломатических переговорах,  но и в ходе «баталий» в интернете на сайтах, в прессе и в телестудиях решалось, какая завершающая черта будет поведена под итогами скоротечной войны.

Основной принцип ведения кибервойны разделен на два направления: шпионаж и атаки. Главной целью шпионажа служит как можно менее заметное проникновение во вражескую сеть и похищение необходимой информации. Атаки же проводятся во многих направлениях и могут существенно отличаться друг от друга. Тут может быть как вандализм сайтов и серверов, как вариант, с подменой их реального содержания на всевозможные непристойности. А также атаки на инфраструктуру, компьютерную сеть, отказ сервисов с целью нарушить нормальную работу министерств, ведомств или целого государства. Но и конечно растет роль пропаганды, учитывая современные возможности воздействовать на умы поверх границ.

В нашей стране России и в других странах, интернет давно стал неотъемлемой частью не только повседневной жизни граждан, но и таких серьезных систем как биржи или системы управления, вплоть до городского транспорта или банка. Атака на подобные системы, правительственные серверы, может повлечь за собой вполне серьезные бедствия или социальные потрясения, внести разлад в повседневную жизнь страны, нарушить управление всей военной или гражданской инфраструктурой.


Как пишет эксперт по безопасности правительства северо-американских штатов Ричард Кларк в своей книге «Кибервойна»: «кибервойна — действия одного национального государства с проникновением в компьютеры или сети другого национального государства для достижения целей нанесения ущерба или разрушения». Сети, добавим, не только инфраструктурные, но и медийные.


Самое тихое оружие


Любая кибервойна имеет тайный характер. Америка стала местом зарождения таких операций, и она же фото: ozon . ru/книга РичардаКларка первая от них пострадала, причем

совершенно не исключено, что это «автоголы». Фейковые новости распространенные в соцсети Facebook, скажем, о поддержке 45-ого президента папой римским, или о смерти агента ФБР, расследовавшего дело о незащищенной почте Хилари Клинтон, реально могли оказать некоторое влияние на предвыборную кампанию в северо-американских штатах. Вопрос еще в том, кто стоял за этими вбросами. Стоит отметим то, что они были выгодны самим американцам, принимавшим участие в президентской гонке, в большей степени, нежели мифическим российским хакерам.


Основатель сети Facebook Марк Цукерберг уже анонсировал своё заявление о борьбе с подобными ложными новостями, а сможет ли его команда справиться с такой задачей, покажет время. Расследование выявило, что базой для атаки послужила такая неожиданная страна, фото: 24smi . org/Марк Цукерберг как Македония. В городе Велес, расположились серверы, с которых были запущены сотни сайтов, они распространяли новости, в стиле «Трамп ударил мусульманина», или «Нью-Йорк атакован сирийскими джихадистами».

Трамп, имея многочисленные конфликты с представителями традиционных средств массовой информации, выиграл свою кибервойну. Сделав ставку на интернет, «твиттер-президент» Трамп был в значительной степени заинтересован в поддержке своей кампании в сети. Значит, помощь в этом ему могла оказать как любая группа хакеров, любой страны, так и он сам себе, сколотив группу собственных специалистов.

Стоит учитывать, что эти системы не стоят на месте, а постоянно совершенствуются, как в свое время броня и противотанковые орудия. Сейчас хакеры любого уровня, как гражданские киберпреступники, так и военные сотрудники, совершенствуют свои навыки и придумывают все новые способы взлома существующих систем. По итогам 2016 года многие мировые лидеры были встревожены возросшим количеством кибератак на свои серверы, к примеру, в ФРГ по сравнению с 2015 годом общее количество киберпреступлений выросло уже на 70%.

Данная динамика, в целом, актуальна для всех развитых государств. Хакеры совершенствуют меч кибервойны, а государства создают щит, нанимая в свои компьютерные войска высококлассных специалистов.


В 1980 году никто не мог подумать, что у большинства крупных военных держав появятся свои киберподразделения. Но любопытно будет отметить, что в середине 80-х годов маршал Советского Союза Николай Огарков в книге «История учит бдительности» описывал подобное развитие военной науки, фото: kp . ru/Николай Огарков поэтому доля первопроходчества в

этой сфере есть и у нашей страны. «В 50–60-е гг., когда ядерного оружия было ещё мало, оно рассматривалось лишь как средство, дающее возможность нарастить огневую мощь войск. Сейчас информационные системы рассматриваются как вспомогательные средства, но однажды, они выведут военное строительство на новый уровень, как уже вывело ядерное оружие». – писал маршал. Очевидно, он оказался прав.


Просмотров: 29